Заголовок карточки
Дворцовый переворот 1741 года и воцарение Елизаветы Петровны. Из «Записок» Я.П. Шаховского
Аннотация : Важным источником по русской истории XVIII века являются «Записки» князя Якова Петровича Шаховского (1705—1777), впервые изданные в Москве в 1810 г. В них содержатся любопытные подробности из государственной и общественной жизни России. Записки охватывают период с 1735 по 1772 г.

Автор начал службу солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал в Русско-турецкой войне 1735—1739 годов. В правление Бирона Шаховской был назначен советником в полицию — в 1-й части «Записок» он рассказывает о Бироне и А. Волынском. В царствование Елизаветы Петровны Шаховской занял пост обер-прокурора Святейшего Синода. Ему удалось, несмотря на противодействие околоцерковной бюрократии, улучшить делопроизводство и вскрыть ряд крупных упущений. Позже Шаховской был перемещен на должность генерал-кригс-комиссара.

Во 2-й части «Записок» автор вспоминает о своей службе в качестве генерал-прокурора Сената. В 1760 г. Шаховской был возведен в звание конференц-министра, с чином действительного тайного советника. Борьба за соблюдение законов давалась ему с большим трудом. Автор признавался, что чувствовал себя путешественником, который с «надлежащей большой дороги загнан в болото, наполненное тиною и трясиною…». После вступления на престол Петра III Яков Петрович удалился в Москву, но был вызван Екатериной II и вновь назначен на прежнее место.

Автор
  • Елизавета Петровна — российская императрица
  • Шаховской, Яков Петрович - князь, тайный советник, сенатор.
Периоды
  • XVIII в. (вторая четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
Наименование
  • Дворцовый переворот 1741 года и воцарение Елизаветы Петровны. Из «Записок» Я.П. Шаховского
Тип ресурса
документы
Исторический период
  • Новое время
Тип исторического источника
  • Письменный источник
Тема
  • внутренняя политика
  • общество
Образовательный уровень
  • основная школа
  • углубленное изучение
Дата создания документа
1772 г.
Библиография: Шаховской, Яков Петрович. Записки князя Якова Петровича Шаховского, писанные им самим: В 2 ч. Ч. 1—2. — М.: Тип. Н.С. Всеволожского, 1810; Он же. Записки кн. Я.П. Шаховского. — СПб., 1872; Ярцов А. К жизнеописанию князя А.А. Шаховского // Русский Архив. 1896. Кн. 1. Вып. 3. — С. 351—360.
Территория
Российская империя
Народ
русские
Персоналии
Елизавета Петровна, русская императрица; Голицын, Алексей Дмитриевич, сенатор; Головкин, Михаил Гавриилович, вице-канцлер по внутренним делам; Миних, Бурхард Кристоф (Христофор Антонович), генерал-фельдмаршал, граф; Остерман, Андрей Иванович (Генрих Иоганн Фридрих), гос. деятель, дипломат, граф; Шувалов, Петр Иванович, гос. и военный деятель, граф, генерал-фельдмаршал
Источники
Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Хрестоматия по истории СССР. XVIII в. / Под ред. Л.Г. Бескровного и Б.Б. Кафенгауза; Сост. М.Т. Белявский и Н.И. Павленко. — М., 1963. С. 448—450.
Тело статьи/биографии :

Таким образом, я в великом удовольствии и приятном размышлении о своих поведениях, что я уже господин сенатор между стариками, в первейших чинах находящимися, обращаюсь и, будучи такого многомогущего министра любимец, день ото дня лучшие приемности себе ожидать, и притом ласкать себя могу надолго счастливым и от всяких злоключений быть безопасным, приехал в дом свой и забыв в мысль себе приводить, чтоб на будущих гаданиях не утверждаться, а помнить, что от счастия к несчастию всегда только один шаг находится, лег спать; но только лишь уснул, как необыкновенный стук в ставень моей спальни и громкий голос сенатского экзекутора Дурнова меня разбудил. Он громко кричал, чтоб я как наискорее ехал в цесаревнинский дворец — ибо де она изволила принять престол российского правления, и я де с тем объявлением теперь бегу к прочим сенаторам. [С. 448] Я, вскоча с постели, подбежал к окну, чтоб его несколько о том для сведения моего спросить, но он уже удалился.

Вы, благосклонный читатель, можете вообразить в каком смятении дух мой тогда находился. Нимало о таких предприятиях не только сведения, но ниже видов к примечанию не имея, я сперва подумал, что не сошел ли господин экзекутор с ума, что так меня встревожил и в миг удалился, но вскоре потом увидел многих по улице мимо окон моих бегущих людей необыкновенными толпами в ту сторону, где дворец был, куда и я немедленно поехал, чтоб скорее узнать точность такого чрезвычайного происхождения. Не было мне надобности размышлять, в которой дворец ехать, ибо хотя ночь была тогда темная и мороз великий, но улицы были наполнены людьми, идущими к цесаревнинскому дворцу, а гвардии полки с ружьем шеренгами стояли уже вокруг оного в ближних улицах и для облегчения от стужи во многих местах раскладывали огни, а другие, поднося друг к другу, пили вино, чтоб от стужи согреться, причем шум разговоров и громкое восклицание многих голосов: «здравствуй, наша матушка, императрица Елизавета Петровна», воздух наполняли.

И тако я до оного дворца в моей карете сквозь тесноту проехать не могши, вышед из оной, пошел пешком, сквозь множество людей с учтивым молчанием продираясь и не столько ласковых, сколько грубых слов слыша, взошел на первую с крыльца лестницу и следовал за спешащими туда же в палаты людьми, но еще прежде входа, близ уже дверей увидел в оной тесноте моего сотоварища, сенатора князя Алексея Дмитриевича Голицына; мы, содвинувся поближе, спросили тихо друг друга, как это сделалось, но и он, так же, как и я, ничего не знал. Мы протеснились сквозь первую и вторую палату и, вошед в третью, увидя многих господ знатных чинов, остановились и лишь только успели предстоящим поклониться, как встретил нас ласковым приветствием тогда бывший при дворе ее величества между прочим камергером Петр Иванович Шувалов, который после был уже, как увидите из моей истории, знатный господин и великие дела в государстве производил.

Он в знак великой всеобщей радости веселообразно поцеловал нас и рассказал нам о сем с помощью всемогущего начатом и благополучно оконченном деле и что главнейшие доныне бывшие министры, а именно генерал-фельдмаршал граф Миних, тайные действительные советники и кабинет-министры графы Остерман и Головкин, уже все из домов своих взяты и под арестом сидят здесь же в доме...

Потом е. и. в. вскоре из своих внутренних покоев изволила в ту палату, где мы между прочими, уже много собравшимися господами находились, войти и весьма с милостивыми [С. 449] знаками, принимая от нас подданнические поздравления, дозволила нам поцеловать свою руку.

Вскоре после того повелено было всем идти (ибо ехать было за теснотою находящихся по улицам солдат и прочих людей не можно) в Зимний императорский дворец, куда и е. в. в открытой большой линейке с благонадежнейшими ей изволила ехать сквозь гвардии солдат, стоявших до большого дворца шеренгами, в препровождении немалого числа Преображенского полка гренадер, кои в том деле е. и. в. наипервейшими услужниками были, и по прибытии во дворец в придворной церкви началась е. и. в. в верности, по надлежащему учреждению, присяга. [С. 450]

Вид вспомогательного материала
  • Биография
  • Иллюстрация
Вид исторического источника
  • Историческое сочинение

документы:

биография:

изображения:

статьи: