Заголовок карточки
«Медный бунт». 25 июля 1662. Извлечение из Дневника П. Гордона
Аннотация : Правительство Алексея Михайловича, пытаясь выйти из тяжелого финансового положения за счет народа, стало чеканить с 1654 г. взамен серебряных монет медные по тому же номиналу. Медных денег было выпущено так много, что они обесценились. Цены на продукты выросли, среди простых людей начался голод. Доведенные до отчаяния москвичи подняли восстание, вошедшее в историю как «Медный бунт».

Описание посадского бунта в Москве оставил Гордон (Gordon), Патрик (Петр Иванович) — генерал и контр-адмирал, по происхождению шотландец. В 1655—1661 гг. он служил в шведской и польской армиях, с 1661 г. находился на русской службе. П. Гордон участвовал в подавлении народного выступления, о чем, по-видимому, достоверно написал в своем дневнике.

Автор
  • Алексей Михайлович - русский царь
  • Гордон, Патрик (Петр Иванович) – шотландский генерал и контр-адмирал на русской службе
Периоды
  • XVII в. (третья четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
Наименование
  • Медный бунт. 25 июля 1662
Тип ресурса
документы
Исторический период
  • Средневековье
Тип исторического источника
  • Письменный источник
  • Вещественный источник
Тема
  • внутренняя политика
  • общество
Образовательный уровень
  • основная школа
  • углубленное изучение
Библиография: Базилевич К.В. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г. — М.; Л., 1936; Восстание 1662 года в Москве. Сб. документов. — М., 1964.

Базилевич К.В. Городские восстания в Московском государстве XVII века. Сб. документов. — М.; Л., 1936; Буганов В.И. Записки современника о московских восстаниях 1648 и 1662 гг. // Археографический ежегодник за 1958 г. — М., 1960; Крестьянские войны в России XVII—XVIII вв. Проблемы, поиски, решения / Отв. ред. Л.В. Черепнин. — М., 1974; Маньков А.Г. Развитие крепостного права в России во второй половине XVII века. — М.; Л., 1962; Новосельский А.А., Сперанский А.Н. Городские восстания в Русском государстве в сер. XVII в. // Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. — М., 1955; Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII века. Т. 1—2. — М.; Л., 1947; Смирнов И.И., Маньков А.Г., Подьяпольская Е.П., Мавродин В.В. Крестьянские войны в России XVII—XVIII вв. — М.; Л., 1966; Тихомиров М.Н. Классовая борьба в России XVII века. — М., 1969; Тихомиров М.Н. Соборное Уложение и городские восстания сер. XVII в. // Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное Уложение 1649 г. — М., 1961.

Территория
Российское государство
Народ
русские
Персоналии
Алексей Михайлович, русский царь; Гордон, Патрик (Петр Иванович), шотландский генерал и контр-адмирал на русской служ
Язык оригинала
английский
Язык перевода
русский
Источники
Составитель – Пелевин Ю.А.; текст – Патрик Гордон. Дневник / Пер. Д.Г. Федосова. Т. 2. — М. Наука. 2001. С. 119—120; изобр. — http://www.wolmar.ru/auction.php?auct=92&lot=29076&p=9
Тело статьи/биографии :

Рано утром, когда я обучал полк на поле у Новоспасского монастыря, к нам явился полковник Крофорд, сообщил, что в городе великое смятение, и дал приказ выступать к Таганским воротам. Я осведомился, где император[1], и узнав, что он в Коломенском, советовал идти туда, на что полковник никак не соглашался и послал одного русского лейтенанта разведать, в чем дело. Затем он сам поскакал к мосту, где проходили мятежники, и подвергся бы нападению, если бы не был спасен выборными солдатами[2], кои его знают.

Мятежники толпою вышли из Серпуховских ворот. Их было около 4 или 5 тысяч, без оружия, лишь у некоторых имелись дубины и палки. Они притязали на возмещение [убытков] за медные деньги, соль и многое другое. С сею целью в разных местах города были расклеены листы, а один стряпчий перед Земским двором читал лист, содержащий их жалобы, имена /л. 150 об./ некоторых особ, коих они мнили виновными в злоупотреблениях, и призыв ко всем идти к царю и добиваться возмещения, а также голов дурных советников.

Когда чернь собралась, иные пошли грабить дом гостя или старосты по имени Василий Шорин, но большинство отправились в Коломенское, где, пока Его Величество пребывал в церкви, они домогались у бояр и придворных обращения к царю. Наконец, когда царь вышел из церкви и сел на коня, они весьма грубо и с громкими воплями настаивали, чтобы он загладил их обиды. Царь и кое-кто из бояр порицали их за то, что пришли в таком беспорядке и количестве, и объявили, что обиды будут заглажены, а посему немедленно будет созван совет — им должно лишь немного потерпеть. Тем временем при первом их появлении был послан приказ двум стрелецким полковникам идти со своими полками как можно скорее в /л. 151 / Коломенское, а прочим было велено подавить оставшихся в Москве.

В сильном нетерпении я убеждал полковника идти в Коломенское, но он все не желал выступать без приказа. У нас в полку было около 1200 человек, в том числе 800 мордвин и черемисских татар, кои, верно, не стали бы сочувствовать или примыкать к мятежникам и бунтовщикам; остальные — пестрая смесь из русских — не стоили большого доверия. Правда, за малым исключением все они [С. 120] оставались под знаменем, а офицеры хорошо за ними надзирали. Я раздал порох и пули, каждому по три заряда — все, что имел.

Наконец я добился от полковника разрешения самому ехать в Коломенское за приказом, что и сделал весьма спешно. Однако бунтовщики так обложили дворцовые аллеи, что я никак не мог подобраться и с большим трудом избежал плена. По пути назад на лугу стоял полковник Аггей Алексеевич Шепелев[3] со своим полком, который сильно поредел, ибо многие из его солдат участвовали в бунте. Я спросил, /л. 151 об./ какие им получены приказания, он ответил — стоять на месте. Чуть поодаль я повстречал Артемона Сергеевича Матвеева[4], а затем Семена Федоровича Полтева на марше с их довольно поредевшими полками. Оба сказали, что им велено идти в Коломенское, но не могли подать совет, что делать мне.

Князь Юрий Ивано[вич] Ромодановский, один из главных наперсников и фаворитов Его Величества[5], был послан в Слободу, или Предместье Иноземцев, дабы привести их всех в Коломенское. В Слободе поднялся большой переполох. У одного купца брали оружие, раздавали желающим, и все выступали, кто на лошадях, кто пешком.

Добравшись до полка, который полковник отвел от ворот и построил возле монастыря, я убедил его идти вперед. Мы дошли до Кожуховского моста, где получили приказ остановиться, охранять мост и захватывать беглецов. К этому времени два стрелецких полка явились и были пропущены через задние /л. 152/ ворота дворца. Они соединились со всадниками из придворных и, произведя нападение через большие ворота, без особого риска и труда рассеяли [мятежников], одних загнали в реку, других перебили и множество взяли в плен. Многие к тому же спаслись.

Солдаты нашего полка поймали 13 отставших, кои вместе с прочими, взятыми позже, были назавтра отправлены в Коломенское. Из сих бунтовщиков множество на другой день было повешено в разных местах, а около 2000 с женами и детьми впоследствии сослано в дальние края.

Все иноземные офицеры получили за сие дело небольшие пожалованья или награды[6], а мой полковник — весьма значительный дар, наряду со стрелецкими полковниками, кои вместе со своими офицерами были щедро награждены. Если бы полковник последовал моему совету, мы явились бы в срок для охраны Его Величества и вполне могли разгромить бунтовщиков. Мой полковник потом часто сокрушался, что /л. 152 об./ упустил столь хорошую возможность ко своему и нашему отличию.





[1] Так автор иногда именует царя Алексея Михайловича.

[2] Солдаты двух московских выборных полков регулярного строя, сформированных в 1656—1658 гг. Второй из них, Бутырский, Гордон впоследствии возглавил.

[3] A.A. Шепелев (ум. после 1687) — первый командир Первого московского выборного полка, позже «думной генерал» и окольничий.

[4] А.С. Матвеев (1625—1682). Впоследствии приближенный царя, начальник Посольского и Малороссийского приказов, боярин. Был женат на Евдокии Григорьевне Гамильтон, из шотландского рода, и известен как сторонник западноевропейских обычаев. Воспитанницей Матвеевых была Наталья Кирилловна Нарышкина, вторая жена царя Алексея Михайловича. А.С. Матвеев был убит в Кремле мятежными стрельцами в 1682 г.

[5] Князь Ю.И. Ромодановский (ум. 1683) — ближний боярин, играл большую роль при царском дворе.

[6] Майоры-иноземцы во главе с П. Гордоном получили «по 4 аршина сукна анбурского по полтине аршин» (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Кн. 317. Л. 306—308 об.).

Вид исторического источника
  • Документ личного происхождения
  • Записки путешественника
  • Предмет быта

документы:

биография:

статьи:

изображения: