Автор
  • Рахманинов, Сергей Васильевич
Заголовок карточки
Прелюдия до минор ор.23 №7
Периоды
  • XX в. (первая четверть)
Географический рубрикатор
  • Россия
Виды музыки
  • Классическая музыка
Комментарий : Прелюдия до минор Рахманинова похожа на многие фортепианные миниатюры романтиков, где музыка струится, разливается, а порой и затопляет, накрывает собою как морская волна. Таковы некоторые этюды Шопена и Листа, часто минорные, беспокойные; такова и знаменитая прелюдия фа диез минор Шопена, написанная на острове Майорка в бурю: потоки дождя и сверкающие молнии как бы сливались с тревогой об ушедших на прогулку близких, которых он уже считал погибшими. Похожа рахманиновская Прелюдия до минор и на некоторые сочинения современников-импрессионистов Дебюсси и Равеля, рисующих сады под дождем или лодку в океане – везде слышится бурление воды, разлившаяся стихия, свободно раскинувшаяся водная гладь. Однако в отличие от коллег- европейцев Рахманинов как всякий русский художник неотступно размышляет о судьбах Родины, в каждом миге природного бытия, в каждой картине или настроении он улавливает знаки общей судьбы своего народа. Так и в этой Прелюдии, похожей на водоворот, на затягивающий водный поток, Рахманинов ставит универсальные знаки русской культуры, к которым он часто обращается и в других своих сочинениях: сползающие интонации русского плача, убаюкивающие мотивы колыбельной и величественный колокольный бас.

Русский плач – знак беды и отчаяния, когда душа восстает против неизбежного, не желая смириться. Колыбельная – знак мудрости и успокоения - в русской музыке она как напевы юродивого из «Бориса Годунова» всегда означает высшую истину, данную душе невинной и прозорливой. А колокол, набат – знак народной судьбы, народного гнева, знак единения и мужества перед лицом грозящей гибели.

Рахманинову, свидетелю исторических катаклизмов, перед лицом надвигающейся революции 1905 года и в преддверии новых потрясений, нужны были все краски, все символы, к которым он обратился в этой Прелюдии, такой многослойной и многозначной. Как человек, боящийся неизведанного и терзаемый неясными предчувствиями, он говорил языком романтиков, языком Шопена и Листа. Как художник «серебряного века» он обращался к недавно открытым краскам Дебюсси и Равеля, знающим и любящим природу. Как русский, как гражданин он избрал универсальные знаки русской культуры. Подобно Александру Блоку, которому нужны были мотивы Древней Руси для рассказа о дне сегодняшнем, Рахманинов, обращаясь к русским плачам, колыбельным и колокольным звонам, сказал о том, что боль и тревога поэта – это предчувствие всеобщего конца, что водоворот, им изображенный – это пучина, грозящая затянуть все, что дорого сердцу. Имеющий уши да слышит, но его, как и других художников серебряного века, слушать было некому. Шел 1903 год, на пороге была русско-японская война, за ней маячила первая русская революция, в Брюсселе собрался II съезд Российской Социал-демократической рабочей партии – Россия вступала в кровавый и трагический ХХ век…

Образовательный уровень
  • основная школа
Ссылка на медиа ресурс : mms://media.edu.ru/coll-music/Рахманинов, Сергей Васильевич. Прелюди до минор ор.23 №7. 1903/474.wma
Источники
Д. Кирнарская
Исполнитель
Полина Осетинская
Место создания
Москва
Название сочинения
Прелюдия до минор ор.23 №7
Жанр сочинения
  • прелюдия
Эпоха, стиль, направление
  • Серебряный век
Инструмент
фортепиано
Название фрагмента
Прелюдия до минор ор.23 №7
Время звучания
02.39

биография композитора:

музыкальные фрагменты: